Звезды пятого мира (Центральная Америка)

Когда-то давным-давно на Земле существовал первый мир, совершенно непохожий на нынешний, и властвовал над ним грозный и мрачный Тескатлипока, бог севера, повелитель дождя и холодов.

Однажды чудовищный громадный ягуар подпрыгнул до небес, изловчился и проглотил Солнце. На Земле начались страшные бедствия, и первый мир погиб. Но под видом ягуара его погубил не кто иной, как сам властительный Тескатлипока.

На смену первому миру пришел второй, но и он погиб. Его уничтожили колдуны, заручившиеся поддержкой бога Кецалькоатля: они обратили всех людей в обезьян, а бог Кецалькоатль наслал на Землю ураганные ветры, которые промчались по тверди земной с запада на восток, сметая все на своем пути.

Третий мир погиб в потоках раскаленной лавы, хлынувшей с юга: на сей раз всемирный пожар наслал на Землю бог дождя Тлалок, владыка грома и молний, властитель вулканов.

Погибель четвертого мира пришла с востока: богиня вод устроила мировой потоп и обрушила небеса. Уцелели только мужчина и женщина, укрывшиеся на вершине кедра-великана, но бог Тлалок заметил их и обратил в собак. Когда воды потопа схлынули, на Земле и следа не осталось от рода людского.

Теперь, согласно законам мироздания, предстояло создать новый, пятый мир. Прежде всего Кецалькоатль спустился в преисподнюю за костями умерших. Окропив их своей кровью, бог создал новую расу людей. Затем боги подняли рухнувшее небо и решили сотворить Солнце и Луну, дабы рассеять царившую на Земле тьму.

«Кто согласится освещать мир?» — вопрошали они, собравшись на совет во тьме кромешной.

«Я согласен», — вызвался осанистый и щеголеватый бог Теккиспекатль.

«А кто еще?»

«Я тоже не откажусь», — послышался из темноты робкий голос.

Боги с недоумением воззрились на застенчивого собрата. Им оказался неказистый на вид, тщедушный бог Нанауатль, явившийся на совет в очень сромном одеянии. У бедняги, похоже, и не было приличной одежды. Как бы то ни было, предложение Нанауатля боги приняли с радостью: ведь быть Солнцем или Луной— дело трудное и даже опасное.

Пока боги разжигали огромный костер, оба добровольца проходили обряд очищения и приносили искупительные жертвы согласно своему достоянию. Теккиспекатль пожертвовал золотые серьги, пряжки, множество драгоценных камней и перьев. А Нанауатль — несколько связок тростника, пару охапок сена да еще колючки, о которые изодрал все руки. Затем оба бога оделись для церемонии. Щеголь Теккиспекатль облачился в роскошное одеяние из тончайших тканей, украшенное разноцветными перышками, а незадачливый Нанауатль довольствовался скромной бумажной рубахой и шапочкой.

Будущие светила поднялись на громадные пирамиды, с которых им предстояло прыгнуть в огонь, чтобы перевоплотиться в Солнце и Луну.

Теккиспекатль четырежды пытался шагнуть в пустоту навстречу языкам пламени, но каждый раз в страхе отступал. Нанауатль же без колебаний прыгнул в огненную бездну и тотчас превратился в Солнце.

Тут и Теккиспекатль приободрился, последовал примеру Нанауатля — и появилась Луна.

Задумались боги: «В какой стороне света будут вставать светила?» «На Западе»,— говорили одни. «На Севере или на Юге»,— не соглашались другие. Но правы были те, кто ожидал, что светила появятся на Востоке. Первым явилось Солнце, и было оно столь алым, столь сияющим и жарким, что смотреть на него было невозможно. То был Нанауатль, застенчивый, захудалый божок. Следом за ним явилась и Луна, то есть Теккиспекатль, и сияла она ничуть не хуже Солнца. Рассердились боги. «Это неправильно, они не могут освещать мир одинаково!»— сказал один из богов и швырнул в Луну зайца, который приглушил сияние ночного светила и оставил на его лике темные пятна-следы, которые видны и по сей день. Так боги наказали Теккиспекатля за трусость, выказанную перед жертвенным костром.

Чуть погодя боги заметили, что оба светила застыли на месте и не желают странствовать по небесам. И тогда боги решили тоже броситься в огонь…

Вот так древние ацтеки представляли себе рождение светил, звезд и нашего мира— пятого по их верованиям.

А что Вы думаете? ;)